Draugwen
Скальд. Не смотря ни на что
Меня внезапно пробило на хандру. Ну а еще я тестирую приложение под андроид.
Но вернемся к хандре. Ее суть - я слишком много видела в медицине, чего видеть не хотела.
Врачом я хотела стать класса с восьмого. И прошла на этом пути множество стадий - от слепого идеализма до молчаливого отчаяния. Сейчас медленно вхожу в отрешенный цинизм. Не последнюю роль в этом сыграла моя летняя практика.
Проходила она в больнице с победившим капитализмом. Она была очень чистенькой и аккуратненькой, а суть всех пятиминуток сводилось к регулярному обсуждению, что надо лучше оформлять истории болезней, а то страховые компании придираются регулярно. К слову, хуевее оформленные ИБ надо еще поискать. Это я вам говорю как человек, который повидал их десятки, если не сотни, в самых разных больницах Москвы. Но это не проблема. Проблема в том, что врачи там совершенно бездарные. Хотя может мне так повезло с отделением, но сомневаюсь. Во всем отделении было ровно два диагноза - пневмония (если у человека была дыхательная недостаточность, неважно, с чем она связана) и мерцательная аритмия (опять же, не важно, что там на ЭКГ). Изредка появлялся цирроз и обязательно алкогольный (опять же, в ряде случаев у меня большие сомнения, что там причиной был алкоголь, а не что-то еще; да и вообще что это цирроз, если уж на то пошло). Многим назначенное лечение не помогало, но никого это особо не волновало. Но самый ахтунг был, когда мы с Дарием увидели у одной пациентки симптомы кишечной непроходимости - прям как в учебнике, с каловой рвотой и пальпируемым уплотнением по ходу кишечника. Проблема в том, что мы, как студенты, могли сделать только одно - сообщить об этом врачу, к которому приставлены. Она выслушала нас, пошла к бабушке и спросила, не беспокоит ли ее чего. Но вот незадача, это была полубезумная бабушка и беспокоило ее только одно - неравномерная толщина ладони. На этом наша врачиха ушла. Она ей даже живот не прощупала, даже близко к ней не подошла. А затем убежала по своим делам. Следующие полчаса я пыталась не разрыдаться от осознания собственной беспомощности. Потому что ты видишь проблему, ты знаешь, что с ней делать, но сделать не можешь ничего. Спустя минут двадцать нас внезапно послали отвезти бабушку на рентген - внезапно наша врачиха решила проверить, а нет ли там чего в брюшной полости. И таки да, там все как надо - чаши Клойбера и уровень жидкости. Самое смешное, что рентгенолог помнила эту бабушку - за пару дней до этого ее "снимали" по другому поводу, и уже тогда у нее было подозрение на начинающуюся кишечную непроходимость, что было отражено в описании снимка (правда не прямым текстом). Я попросила в этот раз расписать как-нибудь картину поярче, чтоб ни у кого не было сомнений, что это кишечная непроходимость. А пока я ждал описания снимка у рентгенологов, случайно услышала, что у другой пациентки нашей врачихи случайно обнаружили признаки прободения язвы. Собственно, пока я бегала по отделению, случайно выяснила, что это самое прободение сильно удивило нашу врачиху, хотя в дневнике с ночного дежурства было указание на внезапную боль в животе. Просто за весь день этот дневник никто не прочитал и пациентку не проверял. Собственно, когда я уходила, решался вопрос о подаче обоих на операцию. Ну а когда мы с Дарием пришли в следующий раз в больницу, на пятиминутке обсуждались премии. От отделения предложили кандидатуру именно нашу врачиху. Она же такая работящая! И пациенты ее любят.
Единственное, что меня хоть немного радует - что это была база не первого меда. Такого пиздеца я у нас не видела. Но у нас другая хохма - у нас нет денег. Вернее не так, деньги есть. Но не для больниц. Поэтому наши хоть и умеют лечить, и диагностируют не в пример лучше, вот только толку-то? Без лекарств и нормальной аппаратуры.
К чему я это все? Да ни к чему. Пойду еще кофе выпью